Идеи для бизнеса

Как заработать на пиратах

Чем пермский проект Pirate Pay приглянулся Голливуду и зачем его основатели сделали пивот

01 октября, 2013 г.

Елена Тимохина

Все статьи автора (88)



Братья Андрей и Алексей Клименко и Дмитрий Шуваев основали проект по борьбе с пиратством Pirate Pay в начале 2011 года, а уже к концу года их компании доверили защищать в сети фильм кинокомпании «Дирекция кино» — «Высоцкий. Спасибо, что живой». Сегодня решение Pirate Pay ежемесячно помогает блокировать до 5 млн нелегальных скачиваний киноконтена и экономит правообладателям более 250 млн рублей.

Грантоискатели

В основе работы Pirate Pay лежит техническое решение, блокирующее доступ пользователей к нелегальному контенту, размещенному на торрентах. Услугами проекта воспользовались уже 36 правообладателей, 85% из них — иностранные компании. Средняя эффективность системы, по словам сооснователя Pirate Pay Андрея Клименко, составляет порядка 70%. В общей сложности на техническую разработку команда потратила 12 млн рублей. 80% средств — грантовые. «Мы разговаривали со многими венчурными фондами в России, но никто из них не решился взяться за нашу историю. Один из американских бизнес-ангелов, с которым мы вели переговоры, объяснил это просто: мы не Silicon-valley-style»,— вспоминает Андрей.

Братья Клименко познакомились с Дмитрием Шуваевым в середине 2000-х. Все трое тогда работали в региональных телекоммуникационных компаниях. Первый проект — технология экономии трафика для операторов связи — родился у предпринимателей в 2008 году. Задумка была простой и, на первый взгляд, действенной: «замкнуть» самых активных потребителей трафика — пользователей торрентов, внутри сети одного оператора связи. «Если мы обнаруживали, что контент, который пользователь А хочет скачать, уже есть на компьютере пользователя Б того же оператора связи, мы организовывали между ними соединение и не позволяли пользователю А получить соединения извне сети своего оператора»,— объясняет принцип действия Андрей Клименко. Однако планам пермских предпринимателей помешал сбыться экономический кризис, обрушивший цены на связь. Новым покупателем своей технологии проект избрал правообладателя. Так в 2011 году начался Pirate Pay.

Первый миллион в разработку ребята вложили сами. Собственность в компании по-прежнему принадлежит им: по данным «СПАРК-Интерфакс», у основателей проекта по 28,5%, миноритарные доли имеют менторы и разработчики Pirate Pay: Анатолий Казымов, Александр Дементьев, Владислав Шальнев и Алексей Германович. Доработать прототип в 2011 году помогли средства Фонда посевного финансирования Microsoft.

«С проектом мы впервые познакомились в программе «Бизнес-инквизиция» в рамках Инновационного конвента Приволжского федерального округа в 2010 году,— рассказывает Сергей Еремин, управляющий директор Фонда посевного финансирования Microsoft в России.— Мы выделили проекту грант в $100 000, оценив объем и перспективы целевого рынка, инновационность идеи, проработанность бизнес-модели и квалификацию команды».

Затем к финансированию разработок подключился Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Весной 2011 года Pirate Pay получил 1 млн рублей по программе «Старт-1», а весной 2013-го — 2 млн рублей по программе «Старт-2». В 2012 году грант в 3,7 млн рублей для компании выделил и фонд «Сколково». «В проекте нас привлекла сильная команда, инновационный подход и актуальная ниша, где конкуренция невысока»,— рассказывает Екатерина Гайка, заместитель директора по образованию и исследованиям IT-кластера фонда «Сколково».

В команде Pirate Pay всего шесть разработчиков (общая численность штата — 10 человек). «Из-за недофинансированности у нас есть серьезные проблемы роста,— сетует Андрей Клименко.— Мы вынуждены оставлять нереализованными полезные, но не критически важные функции: времени на идеальную проработку продукта у нас нет, потому что мы должны сами зарабатывать деньги на дальнейшее развитие».

Почем торренты?

Всерьез о Pirate Pay в IT-индустрии заговорили в конце 2011 года, когда пермские предприниматели взялись защищать в сети фильм кинокомпании «Дирекция кино»  «Высоцкий. Спасибо, что живой». Тогда предотвратить удалось почти 45 000 нелегальных скачиваний. За два года предприниматели успели поработать и с другими громкими российскими киноновинками: «Август. Восьмого», «Шпион», «Джентельмены, удачи!», «Снежная королева». «В феврале–марте этого года ребята помогали нам защищать в сети фильм „Метро”,— делится опытом Игорь Толстунов, кинопродюсер, глава студии „Профит”.— Сотрудничеством мы остались довольны, хотя нам все же не удалось перекрыть скачивания на 100%».

В 2012 году, после статьи на портале TorrentFreak, http://torrentfreak.com на Pirate Pay вышла японская компания Unidam, которая предложила перепродавать услуги Pirate Pay зарубежным правообладателям. Сейчас пермский проект подписывает соглашение еще с тремя компаниями. Пока через партнеров Pirate Pay получает половину всей выручки. Но главный плюс такого сотрудничества в том, что оно открыло пермскому проекту путь на глобальный рынок, в эпицентр мировой киноиндустрии — Лос-Анджелес.

На защиту контента специалисты Pirate Pay встают за пять-семь дней до официального релиза фильма. Специалисты проводят мониторинг торрентов и сразу подключаются к защите. Деньги проект получает за каждый успешный факт блокировки. Стоимость нейтрализации одного нелегала — примерно полцента. Средний чек — $10 000 в месяц (от 500 000 до 1 млн блокировок). Василий Шалаев, инвестиционный аналитик фонда Softline Venture Partners, называет такую технологию работы спорной. «С пиратами борются буквально методом саботажа. Получается, что пользователю отказывают в обслуживании его запроса — ситуация та же самая, что и во время DDoS-атаки»,— подчеркивает эксперт.

Но несмотря на все споры вокруг технологии, за прошлый год пермским предпринимателям удалось таким образом заработать примерно 2,5 млн рублей, в 2013-м они надеются выручить порядка 10 млн рублей, в 2014-м — довести оборот до 30 млн рублей. Основные сложности проекта — четко выраженная сезонность (лето для кинорынка — традиционно мертвый сезон) и длинный (примерно год-полтора) цикл продаж. Все новые клиенты приходят в Pirate Pay через «холодные продажи»: специалисты компании последовательно обзванивают крупнейших правообладателей, объясняя ценность своей услуги. По данным компании Movie Research, 15% пользователей, не сумевших скачать фильм нелегально, идут смотреть его в кино. В месяц Pirate Pay обрабатывает примерно 1500 торрент-раздач, блокируя при этом 4–5 млн скачиваний. При средней цене билета в кино 354 рубля (данные «Невафильм Research» за 2012 год) услуги Pirate Pay ежемесячно приносят правообладателям 212–265 млн рублей. Через партнеров проект получает около 200 заказов в месяц. Ежеквартально выручка Pirate Pay увеличивается примерно на треть.

Главный вопрос, над решением которого бьются в Pirate Pay,— ограниченность роста. «Рынок защиты контента в России мы оцениваем в $10 млн, наша ниша — это примерно $3 млн,— делится расчетами Андрей Клименко.— В год рынок может расти на 15–20%».

Для венчурных инвесторов таких объемов мало. «Бизнес-ангел или венчурный фонд вряд ли зайдет в проект, чей рынок меньше $100 млн»,— констатирует Игорь Пантелеев, исполнительный директор Содружества бизнес-ангелов России. Глобальный рынок для Pirate Pay — тоже не выход. И хотя сфера защиты контента оценивается там в $200 млн, ниша пермского проекта так же невелика: около $40 млн. «Вообще кибербезопасность и борьба с киберугрозами нынче у инвесторов в моде. А вот борьба с пиратством — не особо сильный тренд. Есть даже мнение, что пираты только стимулируют интерес к легальному контенту»,— рассказывает Василий Шалаев из Softline Venture Partners.

От защиты к продвижению

Решить проблему узкого рынка пермским предпринимателям помог своевременный пивот. В этом году Pirate Pay создал новый продукт — Zillion Data, который собирает информацию о пользователях торрентов и продает эти данные рекламодателям. «Сначала мы хотели зарабатывать только на защите контента, но эта услуга востребована у 30% правообладателей. Поэтому мы решили сместить фокус и охватить легальные магазины, которые с помощью наших данных смогут увеличить свои продажи»,— объясняет Андрей Клименко.

Смену бизнес-модели считают правильным шагом и в фонде Microsoft. «Некоторые первоначальные гипотезы не сработали, но команда сделала пивот и смогла двигаться дальше. Я считаю, что теперь у проекта очень хорошие перспективы»,— говорит Сергей Еремин.

По прогнозам Андрея Клименко, через два-три года именно сервис Zillion Data должен обеспечивать большую часть выручки Pirate Pay. Первый вариант монетизации нового продукта — продажа статистики пользователей онлайн-магазинам. За каждый факт совпадения (покупка контента по рекомендации Pirate Pay) пермский проект будет получать 2 рубля. Второй вариант — передача пользовательской информации в дата-центры и участие в системе RTB (Real Time Bidding, аукцион рекламных объявлений в режиме реального времени). Средняя выручка здесь — $0,8 за 1000 показов.

«Рынок данных для медиакомпаний сегодня оценивается в $50 млн с тенденцией роста через четыре года до $400 млн. Помимо медиа, мы можем быть полезны интернет-магазинам, которые продают сувениры, связанные с кино. Реклама, основанная на торрентах,— это миллиарды долларов»,— уверяет Андрей Клименко. К 2017 году команда Pirate Pay рассчитывает занять 30% этого рынка и заработать 150 млн рублей.

Елена Тимохина

Все статьи автора (88)



Чтобы прокомментировать, войдите в систему.
Если у вас нет аккаунта на нашем сайте, зарегистрируйтесь.
    Такая интересная статья, и еще никто не прокомментировал. Будьте первыми!